Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Колея

IсХс.jpg

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Мои блоги:
.................................................................................................
1. Новая Россия - Образ победы.
2. Идея.
3. Ядерный спецназ.
4. Колея.
5. Будущее России.
.................................................................................................

Меню блога "Колея"




По обстоятельствам личного плана работа над блогом (при)останавливается.

Внимание! Чтобы усилить звук размещенных на этом блоге видеоматериалов, передвиньте флажок в левой нижней части этих видео.


Вводная

«Нас, русских, сейчас 600 миллионов было бы, если б не войны, революции и преобразования.»

«Мы потеряли свой народ. Русской нации больше нет. <…> Но и весь мир снова погружается в варварство, готов встать обратно на четвереньки. В ХХ веке земляне радовались многим изобретениям и открытиям, визжали от восторга. В ХХI будут плакать и креститься, чтобы вымолить у Бога прощение и найти способы избавления от бед, ими же содеянных <…>. Если они, потомки, не осмыслят и не осознают прошлого, у них не будет будущего. У порога их жизни всегда будут стоять, как стояли на пороге нашей жизни, авантюристы, подобные фашистам и коммунистам, готовые запутать их, заморочить им голову и повести за собой стадом на бойню за светлое будущее и за «жизненное пространство».

«Видел однажды: колхозная лошадь — спина, шея сбиты, одна подкова на четыре ноги, и еще какой-то придурок начал ее <...> лупцевать. Через 15 минут, брыкая тощим задом, она разнесла все в щепки, только он живой, слава Богу, остался, и потом еще бежала куда-то с рваной шлеей — она ж колхозная, расползлась, с одной оглоблей и хомутом; умчалась, докуда сил хватило, в поле… и там упала. Вот этого боюсь, что, как колхозная лошадь, страна разнесется, всю сбрую, все хозяйство — в щепки. И будут же бить кто кого попало! Не «красные» на «белых», все смешается, счеты сводить будут: ах, курва, у тебя пенсия на 15 тыщ больше!» Виктор Астафьев, писатель, фронтовик.


20-й век России в одной таблице

- 20-й век России в одной таблице. Кто был кто в истории РИ-СССР-РФ.


План

- План нечисти.


Русь средневековая

- Крым.


Россия в 19 веке и начале 20 века


- Как и зачем спаивали подданных русского царя.
- Дворяне и офицеры 19-го - начала 20 века.
- Немного статистики - Российская империя в цифрах.
- Жилищные условия жизни рабочих до революции.

- Строительство железных дорог.
- Цена Транссиба.

- Жену отдай дяде, а сам иди к...


Документ эпохи

- Позднее крепостное право. Свидетельства очевидца.
- Голод 1840 года.
- Н.Е. Врангель. "Воспоминания: от крепостного права до большевиков".


Первая Мировая

- Российская Империя.
- Убивала ли РИ эрцгерцога Фердинанда и другие мифы ПМВ.
- Головин H. H. "Военные усилия России в Мировой войне".


Революция

- Нилуса читал?
- 1914 - 1918. Масоны, генералы и большевики против России.
- 1917-й.
- Ты помнишь как все начиналось? Все было впервые и вновь... (с)
- Красная одурь росла как на дрожжах.

- Революция - это дорого.


Документ эпохи

- Мы наш, мы новый...
- Керенский вспоминает.
- Как финны русских убивали.


Гражданская

- Пощады никому не будет...


СССР

- Проект СССР. Часть 1.
- Проект СССР. Часть 2.
- Проект СССР. Часть 3.

- Галопом по Европам.


Коммунизм

- В пищу мох, березовые листья и другие суррогаты.
- Дети репрессированных.
- Не шутите, пацаны, не шутите...
- При Сталине был порядок...
- Как в 35-м году жилищный вопрос решали.
- Колоски - миф?!
- Переписка с людоедами.
- Последние свидетели.
- Жаль, не успели мы их... Выкрутились, вражины!..
- Пенсии при Сталине.

- Миф о выгоде рабского труда.


Документ эпохи

Борис Бажанов. Воспоминания бывшего секретаря Сталина.


Индустриализация

- Зачем понадобилась директивная экономика и индустриализация.
- Где Сталин взял деньги на индустриализацию -1.
- Где Сталин взял деньги на индустриализацию -2.
- Откуда турбины (из книги Янтаров С.Великое историческое строительство - 2-е изд., доп. и перераб. - Харьков : Соцэкгиз Украины, 1935)

- Порядок в танковых войсках.
- Как американцы Т-34 до ума доводили.
- Гримасы советской индустриализации.


Третий рейх

- По ту сторону Третьего рейха.


Вторая Мировая

- Причины Второй Мировой Войны.
- Истинная дата начала Второй Мировой Войны.


Великая Отечественная

- 1941.
- Силы сторон.
- Умение воевать.
- Моральный облик РККА в 30-х годах.

- Разгром немецких войск под Москвой. Первый советский фильм, получивший в 1943 году «Оскара».

- Ленинград.
- Сталинград.

- Из жизни людоедов.
- Восстание военнопленных .

- Гитлер ушел.
- Англичанка опять нагадила.


Документ эпохи

- Война - как это было .
- Реальная цена Победы.

- Бывают странные сближенья…


После войны

- Смерть Сталина.
- Как убивали Сталина: Часть 1. Часть 2. Часть 3.

- После Войны.
- Как снижали цены при Сталине.

- Свидетель.

- Из Третьего рейха — в НАТО.


Сталин

- Сталин?
- Сталин...
- Наука в сталинском СССР.


Послевоенная стратегия США

- План Даллеса.


Поздний СССР

- Мы готовились наступать на Китай, но получили Афганистан...

- СССР - Начало конца.
- Как живали при дедушке Брежневе.
- Поздний СССР.
- Америкашка фсёврёт.

- Перестройка.
- СССР развалили мы сами.
- Социо-когнитивная технология.

- Абрамович - в тренде.


Почему лопнул СССР

- Жену отдай дяде а сам иди к...
- Почему лопнул СССР.
- Еще один конспиролог, ха-ха-ха...


Документ эпохи

- Ученые-атомщики шутят.
- Валерий Легостаев "Гебист магнетический. Заметки о Ю.В.Андропове."
- Валерий Легостаев "Как Горбачев прорвался во власть".

- Вильнюс.

- Жизнь в СССР 81-85, студенты и столовые.
- Как жили в СССР.
- Как служили в СССР.
- Еда, одежда, обувь в СССР.
- Еда и потребтовары в СССР 1986-1991.

- Петер Швейцер. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря.


После 1991

- Карма.
- РФ молодая.
- Чечня.
- Война 08.08.08

- Экономический инсульт.


Документ эпохи

- Зачем Бнай Брит архивы КГБ?
- Масоны.


Украина

- Украина.
- Война - видеофакты.
- Крым: Часть 1. Часть 2. Часть 3.
- Донбасс: Часть 1. Часть 2. Часть 3.

- Чей Крым.
- Крымский Израиль.
- Крым обетованный.
- Обетованный не только Крым.
- Еврейский погром в Умани.

- Мышеловка захлопнулась.

- Украина vs Боинги.


Документ эпохи

- МРОТ РФ vs минималка на Украине.


Разное

- И. Росоховатский - Принцип надёжности. Фантастический рассказ.
- Белорусы и литовцы.
- Прощай, Сибирь?
- Истоки русско-британской вражды.
- Федор прав...
- Киевская Русь и украинцы: есть ли связь?
- Пиночет.
- Статистика России с 19 по 21 век.



Мои блоги:
.................................................................................................
1. Новая Россия - Образ победы.
2. Идея.
3. Ядерный спецназ.
4. Колея.
5. Будущее России.
.................................................................................................



Как финны русских убивали

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Судьба русского населения Финляндии в 1918—1920 гг.


Борьба финнов за национальную независимость сразу приняла характер этнических чисток русского населения.

Русские подвергались уничтожению безотносительно того, служили ли они добровольцами в Красной гвардии, или были сочувствовавшими белым гражданскими лицами. В Таммерфорсе после его взятия белофиннами 6 апреля 1918 г. было уничтожено около 200 русских, в том числе белых офицеров, число казненных русских в Выборге 26–27 апреля оценивается в 1 000 человек (абсолютное большинство которых не принимало никакого участия в гражданской войне), в том числе женщин и детей.

Так, в далеко не полном, содержащим всего 178 фамилий, списке убитых в Выборге русских, хранящемся в ЛОГАВ, содержатся сведения об Александре Смирнове (9 лет), Касмене Свадерском (12 лет), Андрее Чубрикове (13 лет), Николае и Александре Наумовых (15 лет) и т. д.

Один из русских эмигрантов, живших в то время недалеко от Выборга, так описывал происходившее в городе:


«Решительно все, от гимназистов до чиновников, попадавшиеся в русской форме на глаза победителей пристреливались на месте; неподалеку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах. Кого расстреливали, за что, все это было неизвестно героям ножа!

Расстреливали на глазах у толпы; перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т. д. Особенно охотились за русскими офицерами; погибло их несть числа и в ряду их комендант, интендант, передавший перед этим свой склад белым, и жандармский офицер; многих вызывали из квартир, якобы для просмотра документов, и они домой уже не возвращались, а родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже белье».


События в Выборге вызвали широкий резонанс в России. Советское правительство 13 мая обратилось к германскому послу В. Мирбаху с просьбой о создании совместной комиссии для расследования убийств русских жителей Финляндии. При этом происшедшее в городе описывалось следующим образом:


«Здесь происходили массовые расстрелы ни в чем не повинных жителей русского происхождения, совершались чудовищные зверства над мирным русским населением, расстреливались даже 12-летние дети. В одном сарае в Выборге, как передавал свидетель, последний видел 200 трупов в том числе русских офицеров и учащихся. Жена убитого подполковника Высоких рассказывала свидетелю, что она видела, как уничтожаемые русские были выстроены в одну шеренгу и расстреляны из пулеметов. По словам свидетелей, общее число убитых за два дня доходит до 600 человек.

После занятия Выборга белогвардейцами группа арестованных русских подданных, числом около 400 человек, среди которых находились женщины и дети, старки и учащиеся, были приведены к вокзалу; посоветовавшись между собой минут 10, офицеры объявили им, что они приговорены к смертной казни, после чего арестованные были отправлены к Фридрихсгамским воротам на „валы“, где их и расстреляли из пулеметов; раненых добивали прикладами и штыками, происходило настоящее истребление русского населения без всякого различия, истреблялись старики, женщины и дети, офицеры, учащиеся и вообще все русские».


Немало возмущения описанные выше факты вызвали и в рядах русского Белого движения, в результате чего многие его лидеры выступили позднее против обсуждавшихся проектов совместного с финнами похода на Петроград армии Юденича.

Морской министр Северо-Западного правительства контр-адмирал В. К. Пилкин писал в 1919 году своему коллеге в правительстве Колчака контр-адмиралу М. И. Смирнову:


«Если финны пойдут [на Петроград] одни, или хотя бы с нами, но в пропорции 30 тысяч против трех-четырех, — которые здесь в Финляндии, то при известной их ненависти к русским, их характере мясников… они уничтожат, расстреляют и перережут все наше офицерство, правых и виноватых, интеллигенцию, молодежь, гимназистов, кадетов — всех, кого могут, как они это сделали, когда взяли у красных Выборг».


Того же мнения придерживался и один из лидеров антибольшевистского петроградского подполья В. Н. Таганцев:


«Никто из нас не хотел похода финляндцев на Петроград. Мы помнили о расправе над русскими офицерами заодно с красными повстанцами».


Массированная антирусская компания проводилась в финской прессе и после окончания гражданской войны. Так, в марте 1923 года в газете «Юлиоппиласлехти» вышла статья «Рюссафобия», в которой утверждалось, что


«если мы любим свою страну, нам нужно учиться ненавидеть ее врагов… Поэтому во имя нашей чести и свободы пусть звучит наш девиз: Ненависть и любовь! Смерть „рюссам“, будь они хоть красные, хоть белые».


На главную страницу блога

Бывают странные сближенья…

IсХс.jpg

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


О своих предках я, к сожалению, мало что знаю. Они были крестьянами, по отцу – костромские, по матери – нижегородские.

По отцовой линии мы ни с кем особо не роднились, отец был неразговорчив и сведений об этих предках я не имею ну никаких. Бабушку я застал в живых, но был мал и ее, а также ее родных жизнью не интересовался. Знаю только, что в революцию бабушка Прасковья, тогда молодая баба, отнесла в город, в банк, по поручению ее отца, сколько то золотых монет, потому что прошел слух, что они, якобы, лопнут и лучше положить их в банк. Потом, через время, им понадобились деньги и они получили из банка ту же самую сумму, но не золотом, а… керенками. Кто не в курсе – после февральской революции 1917 года, при Временном правительстве под руководством Керенского, были введены новые бумажные ассигнации, которых напечатали столько, что их стали принимать в оплату не по номиналу, а мерить метрами – измеряли толщину пачки банкнот в метрах! А некоторые просто клеили эти бумажки вместо обоев.

Видимо, моя деловая хватка унаследована по этой родовой линии…)))

В Великую Отечественную дед Павел был пулеметчиком и погиб где то под Ленинградом. А бабушка Прасковья умерла в глубокой старости.

Кстати, благодаря деду Павлу и моей матери, мы получили в 1979 году квартиру от советской власти. Мы жили в гнилом приделке – мои родители и я с сестрой. Бабушка жила одна в деревне в Костромской области (а в деревне той жителей осталось всего несколько человек). Ей было за 80, ей было трудно. Вот моя мать и написала маршалу Устинову, министру обороны СССР о том, что вдова фронтовика, в 80 с лишним лет вынуждена мучиться в отдаленной пустой деревне, а к себе мы ее привезти не можем – сами в гнилом маленьком приделке живем. И нам дали квартиру.

(Потом соседи выспрашивали кому и сколько надо на лапу дать, чтобы получить квартиру. Подавляющее большинство из них ни от советской власти ее не получили, ни в новой России на нее не заработали…)

А вот по материнской линии мы роднились, да и моя мать, человек своеобразный и по-своему творческий, оказалась разговорчивее, так что об этой родне я знаю больше.

Мой дед по матери, Алексей Федорович, жил в деревне Варнаево Горьковской области.

У деда и его брата была некая «черная книга» и они для забавы подвергали местных баб гипнозу. Заведут баб в избу и тем покажется, что изба наполнилась водой. Бабы визжат и задирают подолы, чтобы не замочить. А трусов тогда в деревне не носили… Дед с братом смотрят на это непотребство и ржут… Потом бабам покажется, что вода спала, а на полу – рыба живая. Они давай ее в мешок собирать, а когда очнутся, смотрят - а в мешке то варежки да носки шерстяные.

Правда, со слов мамы, дед Алексей говаривал, что всегда надо держаться Бога. Бог простит и поможет. То есть, как я понял, чернокнижие он воспринимал как забаву, а в Бога верил.

Дед был зажиточным крестьянином-единоличником. Работал сам, только в страду нанимал работника. Имел то ли маленькую маслобойку, то ли еще что то в этом роде. Ездил в Иваново, продавал там поросят. Вернувшись, щедро одаривал местных девок лентами))) Его дети ходили не в лаптях, а в настоящей обуви, за что на деревне их называли «барскими детьми».

Поскольку жил он хорошо и в колхоз вступать не собирался, подрывая своим примером генеральную линию партии, его раскулачили. Если кто не знает, в те годы были два вида раскулачивания: первый - лобовой, когда к человеку приходили и все у него отбирали просто так, потому что не слишком ли он жирно живет? А второй – с хитринкой. Единоличнику вменяли большой сельхозналог. Если он справлялся и выплачивал – ему его повышали. И так – до тех пор, пока он уже физически не мог платить. После чего имущество конфисковывали за неуплату. В справке из архива (сам видел) так и написано: за неуплату сельхозналога и спекуляцию поросятами.

Пришли описывать имущество, деда предупредили и он сбежал куда то, а "реквизиторы" сильно обозлились когда не нашли его. Прощупали вилами сено, пинком ноги, в злобе своей классово-сознательной, пнули кадку с солеными огурцами...

Бабушка Анастасия Андреевна, возмущенная, пошла на «реквизиторов» с ухватом. В ответ, по рассказам старших сестер, большие взрослые дяденьки стали выкидывать детей из окон...

Реквизированное имущество деда продавали с аукциона в течение трех дней. Многие покупатели – дальняя родня – шептали бабке «мы вам потом отдадим…» Но, разумеется, ничего не отдали.

Передовой отряд советского народа - коммунисты - отобрали у семьи ВСЕ, вплоть до носильных вещей. И дом отобрали, а семью с кучей маленьких детей выставили вон - идите куда хотите.

Это к вопросу о том откуда у нынешних законодателей такая лютая неприязнь к людям - говорят, и сегодня могут в никуда семью из единственного жилья вышвырнуть, законы такие. Что коммунисты, что вертикалисты - одним миром, на самом деле, мазаны. Хозяева у тех и у других одни и те же.

Так вот чтобы семья с детьми в отобранный дом не вернулась, выставили окна. А куда семье идти? Возвращались в свой дом, затыкали окна тряпками. Но ненадолго. Опять являлась "ум, честь и совесть" той эпохи - члены ВКП(б) - и вышвыривали маленьких детей на улицу. Вновь и вновь.

И сегодня когда мне дуют в уши про СССР, про Сталина и про коммунистов, я вспоминаю несчастную разоренную женщину с кучей малышей, тайком крадущихся в свой уже бывший дом и затыкающих окна тряпьем, чтоб не было так холодно.

Дед долго не бегал, его посадили.

Во время отсидки в его камеру пришли люди и стали выкликать специалистов по кладке печей. Дед отозвался и стал ложить печи, с послаблением в режиме и хорошим пайком. Ложить печи он не умел, но как то там, по ходу дела, научился)))

Из тюрьмы он вернулся со связкой матрасов и одеял. Откуда он их взял, мать не знала, но полагала, что, скорее всего, выиграл у охраны в карты (любил дед в карты перекинуться)))

Жили на перекладных - то у одной родни приютили, то у другой. Потом дед купил два гнилых дома по дешевке - хотел из них один нормальный собрать. Но приехал брат и выпросил один - ему тоже негде было жить. Так и пришлось им ютиться в крошечном гнилом домишке.

Ну и ладно, спасибо, хоть не выслали. Ведь раскулаченных тогда высылали на большие страдания, а многих - на смерть. Слава Богу, хотя бы эта участь их миновала.

После раскулачивания, «барские дети» перестали быть барскими. Дед вступил в колхоз и его сделали бригадиром.

А потом пришел 1941-й год и Великий Гений Сталин повел советский народ на ратный и трудовой подвиг. Поэтому в 1941-м и 1942-м мы потеряли миллионы наших солдат и огромные территории с самыми плодородными землями. Результатом чего стали два важных следствия, повлиявших на жизни многих советских людей, включая моих предков.

Первое. В 1942 году деда Алексея, который был отцом восьмерых детей, мобилизовали и отправили на фронт. (Младшей его дочери, моей матери, было в 42-м пять лет, ее погодку брату Николаю – четыре, а старшая Анастасия была уже к тому времени на том свете, испугавшись во время раскулачивания до того, что помешалась умом и вскоре после «реквизиции» умерла.)

Дед был санитаром. Говорят, молодые бойцы, узнавая что ему за пятьдесят и у него полно детишек, сильно удивлялись – они считали его ровесником. Легкий и хороший человек, видимо, был, упокой Господи его душу!

Формально дед пропал без вести, в 43-м. Я даже нашел в интернете скан документа из архива, в котором командир его подразделения сообщает об этом. Но к бабке приходил его сослуживец и сообщил, что дед убит и похоронен у деревни Калиновка Ярцевского района Смоленской области. (Точнее, мать склоняется к Катериновке, как она помнит, но я в Интернете в тех местах никакой Катериновки не нашел, а нашел Калиновку - так остановимся на ней.) А бабка ему не поверила. Дело в том, что сослуживец этот был когда то… соперником деда в ухаживаниях за бабкой и та решила, что он врет, желая отомстить…

Ну какая уж там может быть месть? Но бабушка, видимо, не хотела терять пусть даже призрачную, но надежду…

Второе. Голод. В войну и несколько лет после войны оставшаяся без кормильца семья голодала, до опухоли. Главным праздником года у них были огурцы, как огурцы на огороде пошли – ну все, живы.

Дед, пока жив, присылал несколько раз деньги с фронта. Откуда он их брал, мама не знает, но опять кивает на карты – может, в карты у офицеров выигрывал? А может, сослуживцы, знавшие о детях, и так делились, чтобы помочь? Не знаю. Но этих денег и нескольких золотых монет, найденных дедом когда то при поломке старого дома, хватило ненадолго...

В голод бабка иногда ходила за сколько то километров на крахмальный завод, где в яму выбрасывали несъедобные отходы, ну и народ прохожий нужду туда справлял. Так вот она в этой жиже брала где почище и из этого «теста» пекла «лепешки». Но вонь была такая, что голодные дети не могли это есть.

Кстати, бабушка была вынуждена покупать мясо и масло и сдавать его в сельхозналог - помнила о последствиях. Потом сдавать стало нечего и со двора свели единственную козу. Так они остались без молока. Что ж, все - для фронта, все - для победы...

Были и колоски. За них детей "ругали". А однажды мать с другими детьми горох воровала с колхозного поля. За этим занятием ее застукал сторож. Он погнался за ней на лошади. Она в ужасе, как то там огородами, сумела от него убежать. И потом долго в подполье сидела, боялась нос высунуть.

Конечно, родные и соседи, кто чем мог, помогали. Но – но они сами были не в лучшем положении и всерьез помочь не могли. Родная тетка, заведующая фермы, боялась молока налить маленькой племяннице - время было нешуточное. Конечно, ходили в лес, собирали грибы-ягоды, но… Но на год не запасешь. Под весну кончалось все.

В школе кормили безплатным обедом. Правда, мама уже и не помнит - в каждом ли классе и каждый ли день... Тем не менее, что могли для детей делали. Отдадим должное и поблагодарим.

Вот так и жили.

В деревне была четырехлетняя школа, а с пятого мама ходила в школу в соседнее село, Вознесенское, за несколько километров. Ходили лесом, зимой – в темноте и по снегу. Бывало, что она, самая маленькая по росту, отставала от других и плутала. Рассказывала, как пришла в пятый класс 1-го сентября, а ее какая то комсомолка, желая помочь, отвела в первый! Настолько мама была невелика)))

Бабушка Анастасия, мученица, детей в церковь водила, кресты нательные им надевала. И однажды в школе, на концерте, на сцене, у мамы из ворота выпал - о ужас! - крестик. И учительница, подлетев, кааак рванет его с шеи!

Вот такие были времена…

Осуждаю ли я ту учительницу? Нет, конечно. Причин масса, но результат один - нет.

Была и другая учительница. Ей давали пол-литра молока и она посылала за ним маму (на ту самую ферму). Принесет мама эти пол-литра, а та ей наливает стакан молока и дает кусок хлеба.

Вот такие были люди...

Ближайшая церковь была в Пол Майдане (село Полховский Майдан), в Вознесенском ее закрыли, снесли купол и сделали клубом. А в Пол майдане - верующие каким то чудом отстояли.

В конце войны старшую из сестер, тетю Дусю, в 18 лет мобилизовали и она побывала на фронте. Помладше, тетя Маня, пошла в фабрично-заводское училище, делала танки в Горьком, в танке простудилась и поэтому у нее не было детей.

Мама училась до седьмого класса, а с восьмого за учебу надо было платить. А денег то у них... Правда, был слух, что детям погибших на фронте платить не надо было, но отец то у нее пропал без вести...

Мама даже и пошла 1 сентября в восьмой класс, на нескольких занятиях побывала, но вот им объявили сколько и каких учебников надо купить для учебы – и на этом ее учеба кончилась. Учебников с восьмого класса стало больше, сами они толще, дороже. Мама просто не захотела "клянчить на учебники у мамки" ...

В 55-м умерла бабушка. Моя мать – единственная, кто оставалась с нею дома, остальные разъехались. И она, испугавшись, что останется одна в деревне, уехала к сестре в Иваново. Пожив сколько то у нее в няньках, она отправилась в город Гори, в Грузию, где работали несколько других сестер. Там построили текстильный комбинат, а с рабочими кадрами в Грузии всегда было напряженно, вот они там и работали ткачихами…

Кстати, по дороге в Гори, в поезде, какой то солдат украл у мамы чемодан, успев его и все что в нем было, куда то деть (продал, что ли?) Его поймали. На суде приятели вслух над ним издевались: «Ну ты и дурак, женился бы на ней и дела бы никакого не было!..» Но родиться от вороватого солдата мне была не судьба)))

Еще огромное спасибо доброму человеку, который спас мою маму, также на железной дороге. У билетной кассы к ней пристал какой то джигит с Кавказа и предложил ехать безплатно, с ним и его друзьями в купе. А она чуть не согласилась. Сообразить, что с ней могут сделать что то плохое, она не смогла почему то. И только какой то дяденька, случайный свидетель разговора, объяснил ей чем она рискует. Да, уж не знаю как сейчас))), но тогда некоторым деревенским девчонкам такие вещи надо было растолковывать – настолько, действительно, наивными они были.

Уже взрослой, работая, мама училась в вечерней школе и окончила 10 классов. В Грузии. Жила работой и учебой, любила учиться. Семь лет там прожила, но грузинам "не доверяла", замуж хотела за русского. Да и как им доверять - поначалу их, совсем молодых девчонок и провожали на работу и встречали с работы комендантша общежития с активом.

Объяснять зачем надо? Если надо - объясню. Они, русские ткачихи с комбината, как то ездили из Гори в Тбилиси на танцы, возвращались вечером. Так местные грузины перегородили дорогу и стали рваться в автобус, раскачивать его - чуть не перевернули. Только подоспевшая милиция выручила...

А после выноса тела Сталина из мавзолея в Гори чуть не восстание было - город бурлил. Страшно было. Всех работников комбината - хочешь не хочешь - силой возили в Тбилиси, на митинги против "унижения" Сталина. Один русский паренек даже под автобус залез, спрятался от грузин - нет, нашли и вытащили: езжай с нами в Тбилиси и протестуй, гад!..

Поэтому, в итоге, мама вернулась в Иваново.

А потом было медучилище. Мама хотела учиться на врача, да сестры отговорили, типа, профессия медсестры - "синица в руках".

Жизнь постепенно налаживалась.

Дальше я не буду продолжать. Жизнь мама прожила большую и непростую, но – довольно обычную для миллионов советских людей. Она, слава Богу, жива, ей 83 года. Правда, сейчас она очень больна. Что делать, жизнь действительно была непростая...

На сем о жизни моей мамы и ее семьи и остановимся.


PS


Хотелось бы лишь добавить немного о чудесах. Которых, как известно каждому здравомыслящему человеку, а особенно - членам комиссии по лженауке - не бывает.

Один случай. Моя тетя Шура, одна из тех, что жила в Грузии, рассказывала как она однажды разошлась с мужем-грузином и уехала в родную деревню. Там тогда оставалась единственная ее сестра – тетя Варя - у которой тетя Шура и остановилась. Когда она легла спать, через какое то время, впросонках, увидела как мимо нее пролетел огненный шар. Ну ладно, приснилось, наверное. Но нет – шар пролетел еще раз. Она и говорит сестре: «Варвара, что это у тебя за шары летают, огненные?» А та ей и отвечает: «Знаешь что? Утром собирайся и уезжай к мужу. Мать тебя гонит.» (А мать то их – уж много лет как на том свете…)

Вот так.

И еще. Я тут пишу всякую всячину в блог. Между прочим – идею ядерного спецназа толкаю. И только вчера меня надоумило вбить в Гугл название «деревня Варнаево» и посмотреть ее местоположение на карте. И – мать честная! В 15 километрах от нее – Дивеево! А в 30-ти (ну или в 40-ка, если по дороге) – Саров (он же – Арзамас-16, он же – Федеральный ядерный центр)…

Это там Харитон первую советскую ядерную бомбу сделал, а Сахаров - термоядерную. Это там в 1946-м Берия разместил секретный КБ-11. Это там, пока моя мама с ее матерью и сестрами голодали, в 30 километрах от них, в пещерах, отрытых монахами Свято-Успенской Саровской пустыни, создавался ядерный щит Родины…

То есть, я что то слышал о том, что там недалеко есть что то секретное, но что именно - до меня почему то не доходило)))

Кстати, это там подвизался и святой Преподобный Серафим Саровский. Я одно время ходил в церковь, к сожалению, не на службу, а после – молился в одиночестве. Так вот почему то икона о. Серафима мне больше всех нравилась. Он самый простой, самый «свой», что ли – такое впечатление было.

Вот так, в таком «простом» месте родилась и выросла моя мама, дочь «простого» крестьянина, забавлявшегося на досуге ментальным гипнозом, и «простой» крестьянки, являющейся с того света в виде огненного шара, и чей сын напридумывал какую то ерунду про то, что является энергетической базой цивилизации бесов да грезит каким то ядерным спецназом…)))

А вы говорите – ерунда все это…

Нет, Пушкин говаривал иначе: «Бывают странные сближенья…»



На главную страницу блога


IсХс.jpg

Из жизни людоедов

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


«Высовываясь в окно вагона, видишь людей в лохмотьях. Женщины и дети хотят хлеба. Обычно в ответ им показывают дуло пистолета. В прифронтовой полосе разговор еще проще: пуля между ребрами. Между прочим, русские заслужили этого, все без исключения — мужчины, женщины и дети... Я уже познакомился с моралью фронта, она сурова, но хороша». (Из записной книжки убитого Вольфганга Френтцеля.)


Оригинал взят у stillavin в 22 июня... Как бы далеки ни были мы от тех лет, невозможно забыть и простить кровь наших людей - нашу пролитую кровь. Не умеет время делать нас равнодушными ко злу - у нас в крови боль тех женщин и детей, которых немец убивал без жалости и без пощады. Будьте вы прокляты, сволочи. Никогда в России не забудут то, что вы творили с нами. И не простят.




[Читать дальше...]
Оригинал взят у tanya_mass в Рассказы детей о первом годе немецкой оккупации Рассказы детей о первом годе немецкой оккупации приведены в книге писательницы Светланы Апексиевич «Последние свидетели»


Ребенок рядом с убитой матерью в концлагере для гражданского населения "Озаричи". Белоруссия.

«<Немцы> Нашли в жите старого Тодора с нашими ранеными солдатами. <Он> Принес им костюмы своих сынов, хотел переодеть, чтобы немцы не опознали. Солдат постреляли в жите, а Тодору приказали выкопать яму возле порога своей хаты... Из окна видно, как он копает яму. Вот выкопал... Немцы забирают у него лопату, что-то по-своему ему кричат. Старый Тодор не понимает, тогда они толкнули его в яму и показали, чтобы встал на коленки. Выстрелили. Он только качнулся... Так и засыпали... На коленках...

Всем стало страшно. Что это за люди? Возле порога убили человека и возле порога закопали. Первый день войны...»

Катя Заяц, 12 лет


«Мы ели воду. Придет время обеда, мама ставит на стол кастрюлю горячей воды. И мы ее разливаем по мискам. Вечер. Ужин. На столе кастрюля горячей воды. Белой горячей воды, зимой и закрасить ее нечем. Даже травы нет.

От голода брат съел угол печки. Грыз, грыз каждый день, когда заметили, в печке была ямка. Мама брала последние вещи, ездила на рынок и меняла на картошку, на кукурузу. Сварит тогда мамалыги, разделит, а мы на кастрюлю поглядываем: можно облизать? Облизывали по очереди. А после нас еще кошка лижет, она тоже ходила голодная. Не знаю, что еще и ей оставалось в кастрюльке. После нас там ни одной капельки. Даже запаха еды уже нет. Запах вылизан».

Вера Ташкина, 10 лет


«Двоюродную сестру повесили... Муж ее был командиром партизанского отряда, а она беременная. Кто-то немцам донес, они приехали. Выгнали всех на площадь... Возле сельсовета росло высокое дерево, они подогнали коня. Сестра стоит на санях... У нее — коса длинная... Накинули петлю, она вынула из нее косу. Сани с конем дернули, и она завертелась... Бабы закричали...

А плакать не разрешали... Кричать — кричи, но не плачь — не жалей. Подходят и убивают тех, кто плачут. Подростки шестнадцати-семнадцати лет, их постреляли... Они плакали...»

Вера Новикова, 13 лет





«Приютила нас всех еврейская семья, двое очень больных и очень добрых стариков. Мы все время боялись за них, потому что в городе везде развешивали объявления о том, что евреи должны явиться в гетто, мы просили, чтобы они никуда не выходили из дома. Однажды нас не было... Я с сестрой где-то играла, а мама тоже куда-то ушла... И бабушка... Когда вернулись, обнаружили записочку, что хозяева ушли в гетто, потому что боятся за нас. В приказах по городу писали: русские должны сдавать евреев в гетто, если знают, где они находятся. Иначе тоже — расстрел.

Прочитали эту записочку и побежали с сестрой к Двине, моста в том месте не было, в гетто людей перевозили на лодках. Берег оцепили немцы. На наших глазах загружали лодки стариками, детьми, на катере дотаскивали на середину реки и лодку опрокидывали. Мы искали, наших стариков не было. Видели, как села в лодку семья — муж, жена и двое детей, когда лодку перевернули, взрослые сразу пошли ко дну, а дети все всплывали. Фашисты, смеясь, били их веслами. Они ударят в одном месте, те всплывают в другом, догоняют и снова бьют. А они не тонули, как мячики».

Валя Юркевич, 7 лет


«Возле нашего дома остановилась немецкая машина, она не специально остановилась, она испортилась. Солдаты зашли в дом, меня и бабушку прогнали в другую комнату, а маму заставили им помогать...

Стало темно, уже вечер. Вдруг мама вбегает в комнату, хватает меня на руки и бежит на улицу. Сада у нас не было и двор пустой, бегаем и не знаем, куда спрятаться. Залезли под машину. Они вышли во двор и ищут, светят фонариками. Мама лежит на мне, и я слышу, как у нее стучат зубы, она холодная сделалась. Вся холодная.

Утром, когда немцы уехали и мы вошли в дом, бабушка наша лежала на кровати... привязанная к ней веревками... Голая! Бабушка... Моя бабушка! От ужаса... От страха я закричала. Мама вытолкнула меня на улицу... Я кричала и кричала... Не могла остановиться...»

Люда Андреева, 5 лет



«...Мама что-то пекла из картошки, из картошки она могла сделать все, как сейчас говорят, сто блюд. К какому-то празднику готовились. Я помню, что в доме вкусно пахло... Немцы окружили дом и приказывают: «Выходи!» Вышла мама и мы, трое детей. Маму начали бить, она кричит:

— Дети, идите в хату...

Они заталкивают маму в машину и сами садятся.

...Через много лет я узнала, что маме выкололи глаза и вырвали волосы, отрезали грудь. На маленькую Галю, которая спряталась под елкой, напустили овчарок. Те принесли ее по кусочку. Мама еще была живая, мама все понимала... На ее глазах...»

Валя Змитрович, 11 лет


Человечность по-нацистски: пожалели детей, сожгли только взрослых


"...Бабушка рассказывала, как ее брат подорвал немца в туалете, брату было тогда 14 лет, его поймали и повесили. После того, как немцы собирались покинуть деревню, всех жителей (а их было не больше 30-40 человек) собрали в большом доме, чтобы сжечь заживо. Когда всех заводили в дом, чтобы сжечь заживо, с другой стороны дома 2 немца проломали дырку и сказали, чтобы все дети быстро убегали в лес. Таким чудом моя бабуля и другие дети выжили, а вот все кто старше и ее родители остались там. Вечная память им и тем двум немцам."


Но не все были такие жалостливые


Немец пишет своему брату: «Неправда, что мы убиваем детей. Ты знаешь, как в Германии любят ребят, в моей роте каждый поделится последним с ребенком. А если мы в России убиваем маленьких представителей страшного племени, это диктуется государственной необходимостью».




Из писем немцев с восточного фронта


«29 сентября 1941. ...Фельдфебель стрелял каждой в голову. Одна женщина умоляла, чтобы ей сохранили жизнь, но и ее убили. Я удивляюсь самому себе – я могу совершенно спокойно смотреть на эти вещи... Не изменяя выражения лица, я глядел, как фельдфебель расстреливал русских женщин. Я даже испытывал при этом некоторое удовольствие...» (дневник унтер-офицера 35-го стрелкового полка Гейнца Клина).



«Сегодня мы организовали себе 20 кур и 10 коров. Мы уводим из деревень все население — взрослых и детей. Не помогают никакие мольбы. Мы умеем быть безжалостными. Если кто-нибудь не хочет идти, его приканчивают. Недавно в одной деревне группа жителей заупрямилась и ни за что не хотела уходить. Мы пришли в бешенство и тут же перестреляли их. А дальше произошло что-то страшное. Несколько русских женщин закололи вилами двух немецких солдат... Нас здесь ненавидят. Никто на родине не может себе представить, какая ярость у русских против нас»


Из писем немцев из Германии


«Благодаря войне мы теперь получили хорошую рабочую силу — девку с Украины, ей 21 год. Фрау Леман получила сестру этой девки. Ей 26 лет, но она сильнее нашей. Я смотрела ее мускулы на руках и ногах. Но ничего — наша тоже будет работать». (Солдату Фрицу Гребер пишет мать из Лайбша.)

«Пока нам ничего не дали. Безобразие! Впрочем я не жалею — это плохая партия. У нас в деревне их 30 штук в возрасте от 19 до 47 лет. Эти парни так худы и изнурены — одна кожа да кости. Все они больны дизентерией. Они совсем не могут работать, так они ослаблены. Один часовой рассказал, что их в лагере кормили только клевером». (Жена солдата Карла Вишофа.)

«Крестьянский руководитель и бургомистр вдвоем распределяли русских. Все хотели получить побольше дешевых работников. Здесь мы еще раз убедились в несправедливости. Многие люди, у которых и так достаточно русской прислуги, получили еще по нескольку этих девок». (Сестра немецкого солдата Карла Вишоф, селение Крумбах, Баден.)


Русские рабы в Германии


«Здравствуйте родные мама, Таня, Люба, Надя! Во-первых, опишу, как я ехала. Нас загнали на два дня в концлагерь на Урицком поселке возле Брянска, под конвоем, как пленных. 12 дней везли в коробках. Хлеба в дороге не давали. Что я взяла с собой, то нам пришлось кушать вдвоем с Марусей. Как я не хотела ехать! Дядя не советовал, но вы, мама, сказали, если не поеду, то всех убьют. Лучше бы я умерла с голоду, чем быть такой... По приезде сюда нами была устроена торговля и нас, девушек, брали кому сколько угодно, как рабов. Куда продали Марусю, не знаю. Работаю с утра дотемна. Надо мной здесь смеются, а я плачу. Я перестала ходить по улице, чтобы не плакать. Работаю все, что потребует хозяин. Таня, хорошо, что ты не поехала. В общем меня продали навеки. Не серчайте, мама, я пишу вам сущую правду. Привет Шуре, Клаве, вообще всем. Ольга Селезнева. 3 мая 1942 г.». (Русская девушка, увезенная в Германию в город Кельн, пишет своей матери в захваченный немцами советский город Орджоникидзеград.)

«Ты пишешь, что войной сыт по горло. Но мы питаем надежду, что когда-нибудь случится особенное. Ведь может же быть чудо. Вчера днем к нам прибежала Анна Лиза Ростерт. Она была сильно озлоблена. У них в свинарнике повесилась русская девка. Хотя Анна Лиза обрезала веревку, пульс у русской уже не бился. Она была мертва. Наши работницы-польки говорили, что фрау Ростерт все била и ругала русскую. Она прибыла сюда в апреле и все время ходила в слезах. Покончила с собой, вероятно, в минуту отчаяния. Мы успокоили фрау Ростерт. МОЖНО ВЕДЬ ЗА НЕДОРОГУЮ ЦЕНУ ПРИОБРЕСТИ НОВУЮ РУССКУЮ РАБОТНИЦУ». (Из письма, найденного у убитого под Ленинградом обер-ефрейтора 405-го пехотного полка 121 дивизии Рудольфа Ламмерсмайера).


Досуг


Пленного немца спросили: «Как вы могли изнасиловать тринадцатилетнюю девочку?» Немец равнодушно поморгал и ответил: «Для меня женщина это уборная». У него были светлые курчавые волосы и голубые глаза...

Разведчик Тихонов должен был приводить пленных живыми, чтобы их можно было допросить. Но при захвате «языков» он наносил им такие сильные удары, что убивал насмерть. Тихонов плакал, обещал исправиться, но раз за разом происходило то же самое. По его словам, он просто не может сдержаться: разведчик видел, как в его родной деревне немцы изнасиловали и убили девушку.


На главную страницу блога