mrpumlin4 (mrpumlin4) wrote,
mrpumlin4
mrpumlin4

Крым. Ч. 1

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Депутат не хотел голосовать за русский Крым



https://www.youtube.com/watch?v=kqZd-oOtnXA


http://reporter.vesti-ukr.com/art/y2015/n7/13328-krymnash-krymnenash.html


КрымНаш. КрымНеНаш.


Текст: Игорь Гужва, Дмитрий Коротков, Дмитрий Соколов-Митрич, Владислав Сергиенко.

23 февраля 2014 года поздней ночью с территории одной из баз Черноморского флота России близ Севастополя отошел корабль. На нем уплывал грустный человек, который еще недавно правил второй по величине страной Европы. Человека звали Виктор Янукович.

На этом закончилась история постсоветской Украины, которую мы знали 23 года. История местами смешная, местами грустная, очень противоречивая, но ни разу не кровавая.

В том же месте и в то же время началась новая история. 23 февраля в Севастополе собрался многотысячный митинг, на котором был избран «народный мэр» Алексей Чалый и было объявлено о неподчинении Киеву. С этого момента ведет свой отcчет аннексия Крыма и «Русская весна». И именно эти события кардинально изменили ход событий в Украине. До сих пор, однако, здесь сохраняется множество тайн и недомолвок. «Репортер» решил произвести реконструкцию событий.

[Читать дальше...]
Кто и когда нажал кнопку «Пуск»

Относительно того, когда в России задумались об аннексии Крыма и приняли решение ее осуществить, есть множество различных версий. Из них можно выделить две «крайних». По мнению многих представителей нынешней власти, аннексия готовилась уже давно и была бы произведена вне зависимости от Майдана. На другом полюсе находится версия Чалого, который заявил, что у России не было никаких планов вмешиваться в события в Крыму, пока в Севастополе не начались «народные выступления», и Кремль просто вынужден был «прийти на помощь соотечественникам».

«Репортер», собрав по крупицам информацию, составил следующую картину. Во-первых, «крымский план» существовал в России всегда, начиная со времен Ельцина. Сразу после распада Союза между Россией и Украиной возник жесткий конфликт вокруг Черноморского флота, оспаривался (в том числе на уровне российского парламента) статус Севастополя, начался подъем пророссийского движения на полуострове, лидер которого Юрий Мешков в 1994 году даже стал президентом автономии. Тогда варианты отсоединения Крыма от Украины рассматривались вполне серьезно, у этой идеи были многочисленные лоббисты в Москве. Однако затем в Кремле пришли к выводу, что лучше установить нормальные отношения с Кучмой (который на первом этапе разыгрывал пророссийскую карту) и влиять на всю Украину, чем возиться с Крымом. Да и ситуация в России тогда не располагала к великодержавной политике. Поэтому Москва не стала сильно возражать, когда Киев в том же 1994 году расколол и подавил пророссийское движение в Крыму. Мешков был вынужден покинуть страну.

В 1997 году Украина и Россия подписали Большой договор о дружбе и сотрудничестве, который гарантировал неприкосновенность границ. С тех пор вопрос о статусе Крыма на официальном уровне в России никто не поднимал, хотя периодически полуостров становился полем для выяснения отношений двух стран (вспомним косу Тузлу, конфликты вокруг объектов Черноморского флота в 2006 году, ситуацию с ЧФ РФ во время войны в Грузии). Во время каждого такого обострения в СМИ появлялись предположения, что Россия может предъявить свои права на полуостров, но дальше разговоров дело не шло. Совершенно четко можно сказать, что еще в конце 2013 года никаких конкретных идей по аннексии Крыма не существовало. Правда, во времена обострения отношений с Януковичем летом-осенью 2013 года в Москве начали задумываться над тем, каким образом «наказать Украину», если она действительно подпишет Соглашение с ЕС, но тогда обсуждались лишь экономические методы воздействия. Впрочем, даже они не потребовались: в ноябре Киев отказался от ассоциации с ЕС, и Янукович перешел в разряд пусть и ненадежных, но союзников Москвы. Ему был дан кредит, дарована скидка на газ, оказана внешнеполитическая поддержка.

Тот же Алексей Чалый утверждает, что до 23 февраля не только не получал сигналов из Москвы, но даже сам пытался наладить связь с Кремлем, однако безуспешно: «После того как в сентябре 2013-го Рада приняла все евроинтеграционные законы и стало очевидно, что это неизбежность, с моей стороны была попытка выйти на каких-нибудь людей в руководстве России. Мы тогда организовали акцию — письмо общественности депутатам. Но несмотря на то, что мероприятие посетили все федеральные каналы, ни один сюжет о нем не вышел в эфир».

Действительно, Москва медлила до последнего. Даже в январе кремлевские стратеги рассчитывали, что Янукович, несмотря на все проблемы, свою власть удержит. А Майдан либо выдохнется, либо перейдет к агрессивным действиям и будет подавлен украинскими силовыми структурами. Когда началось кровавое противостояние на Грушевского, казалось, что события пошли по второму пути. Однако Янукович не стал разгонять протестующих, а, наоборот, вступил с ними в торг при деятельном участии Запада. Был отправлен в отставку Николай Азаров, его место вполне мог занять Арсений Яценюк. Одновременно начался захват обладминистраций на западе и в центре страны. Становилось понятно, что события развиваются угрожающе.

В те дни одному из авторов этих строк позвонил знакомый московский политтехнолог, который доселе по заказу Администрации президента РФ занимался работой с общественными организациями России и Украиной вообще не интересовался. Он задал короткий вопрос: «А что у вас там вообще происходит?» Как выяснилось, интерес был не беспредметный. Знакомого вызвали в АП и сказали, что теперь он будет работать на украинском направлении в специально созданной при АП группе.

«Ты не поверишь, но до сих пор никто системно у нас вами не занимался, — сказал политтехнолог. — Говорят, есть еще группы в ФСБ и Минобороны, но о них мы ничего не знаем. Они ведут параллельную работу». На вопрос, какие есть идеи и планы у России относительно Украины, ответ был таков: «Никаких. Мы ничего пока не понимаем».

Впрочем, кое-какие планы все-таки были. Как пишет российская «Новая газета», в начале февраля в АП был занесен доклад, подготовленный якобы людьми известного православного олигарха Константина Малофеева. В докладе предсказывалось падение Януковича и доказывалась необходимость начать работу с юго-восточными регионами, чтобы постепенно отделить их от Украины и присоединить к РФ. Впрочем, сам Малофеев заявил, что к документу отношения не имеет и подает в суд на «Новую газету». Да и все события, происходившие с конца февраля, развивались совершенно не так, как было описано в этом плане. Возможно из-за того, что он предполагал опору на местные элиты, которые должны были организовать пророссийское движение в регионах, но в реальности, после бегства Януковича, эти элиты побежали присягать на верность новой власти в Киеве. Впрочем, об этом ниже.

Пока лишь отметим, что и сам олигарх, и его люди впоследствии приняли самое непосредственное участие в произошедших событиях в Крыму и на юго-востоке Украины.

В интервью газете «Ведомости» Малофеев заявил, что ситуацией в Крыму заинтересовался в конце января, когда привез туда святыню «Дары волхвов» (он организовывал ее перемещения по Украине, причем за безопасность в этой поездке отвечал ставший потом знаменитым Игорь Гиркин-Стрелков; по некоторым данным, последний был главой службы безопасности Малофеева, но олигарх этого не подтверждает). Уже тогда он общался и с Константиновым, и с Аксеновым. «Все они хотели присоединения к России и стабильности», — сказал Малофеев.

О том, что работа с русскоязычными регионами Украины с конца января стала очень важной темой для Кремля, говорят сразу несколько наших источников в правительственных кругах РФ.

Тем более что к тому времени началось и встречное движение «снизу»: элиты Юго-Востока стали выражать обеспокоенность происходящим, опасаясь распространения протеста на их территории и, как следствие, потери власти. Местные лидеры начали осторожно зондировать возможность объединения на региональном уровне на тот случай, если власть Януковича падет.

Но в Киеве эти инициативы реальной поддержки не нашли. Этому способствовала клановая борьба внутри власти, распространявшаяся на регионы: Донецкая и Днепропетровская области находились в сфере влияния Рината Ахметова, Одесская — в сфере влияния группы Левочкина — Фирташа, Луганская и Запорожская имели собственные сильные элиты, и никто из них не хотел объединяться под чьим-то началом.

Второй причиной провала юго-восточных инициатив был Янукович, в начале февраля еще веривший в свою способность сохранить власть над всей страной. Впрочем, на тот момент такая перспектива казалась реальной даже его противникам.

Но определенные действия на Юго-Востоке начали осуществляться. Так, 1 февраля в Харькове состоялся слет местных руководителей Партии регионов во главе с Кернесом и Добкиным, закончившийся созданием «Украинского фронта» и решением формировать на местах «народную гвардию». Уже тогда к этому событию (хотя и инициировано оно было из Киева) было приковано довольно серьезное внимание Кремля.

Тишина обманчива

В Крыму на тот момент было относительно спокойно. Исключением стал Севастополь, который потихоньку уже начинал закипать. Причем никакой непредсказуемости в вопросе, откуда ждать эскалации пророссийских настроений, не было. Еще осенью 2013 года началась постепенная консолидация местных пророссийских сил вокруг Алексея Чалого — крупного предпринимателя, создателя и гендиректора компании «Таврида-Электрик», мецената, внука заместителя командующего Черноморским флотом. А в январе, когда стало ясно, что Евромайдан имеет все шансы победить, эти силы оформились в открытое движение под названием «Республика».

— Отправной точкой для нас стали события 19 января на улице Грушевского, когда в ход пошли коктейли Молотова. Стало ясно, что мирным стоянием на Майдане киевские события не закончатся, — рассказывает Сергей Кажанов, главный редактор севастопольского новостного портала «Форпост» (медиагруппа Чалого). — Первое заседание «Республики» состоялось 24 января в офисе редакции «Форпоста», который мы тут же в шутку окрестили конспиративной квартирой.

Риторика «третьей обороны Севастополя» в конце января уже звучала вовсю. Сначала на митинге 28 января, в котором приняли участие руководители города, действующие по принципу «если движение нельзя остановить, его надо возглавить и обезвредить». Затем на акции «Отстаивайте же Севастополь!», для которой было напечатано и роздано 15 тысяч стикеров. То, что местные спецслужбы не придавали всем этим событиям серьезного значения, можно объяснить лишь тем, что на фоне происходящего в Киеве они казались второстепенными.

Для Киева первый звоночек из Крыма прозвучал лишь 4 февраля, да и то не слишком громко. Президиум Верховного Совета АРК по докладу «регионала» Владимира Клычникова рассмотрел вопрос об изменении своей Конституции в части расширения полномочий власти полуострова и проведении общекрымского опроса относительно статуса региона. Наиболее же резонансным стало предложение обратиться к Владимиру Путину и Федеральному собранию России с просьбой стать гарантами автономии Крыма.

Впрочем, все это носило в известной мере характер профанации. Единственное, что реально делали элиты Юго-Востока для борьбы с Майданом, — отправляли в Киев отряды титушек, которые, впрочем, своей бурной деятельностью неизвестно еще кому больше вреда нанесли — майдановцам или самой власти, которую они тотально дискредитировали.

Развязка, как известно, наступила 18–20 февраля. Янукович все колебался, не решаясь отдать приказ об окончательной зачистке Майдана. На Юго-Востоке почувствовали эти метания и сделали свои выводы. Например, Добкин заявил 19 февраля, что отзывает «харьковские войска» (оцените выражение!) из Киева. Мол, они нужны для защиты самого Харькова. А 20 февраля спикер крымского парламента Константинов отправился в Москву. С кем и о чем он там говорил, можно только догадываться, но после всех встреч он в ответ на вопрос «Интерфакса», может ли Крым отделиться от Украины, ответил: «Возможно. Если страна развалится. Все к этому идет». Наконец, было объявлено о созыве съезда депутатов Юго-Востока в Харькове 22 февраля.

Жизнь однако внесла свои коррективы: 21 февраля, как известно, при участии глав МИД Франции, Германии и Польши, с благословения России и США, Янукович и оппозиция подписали большой компромисс, по которому страна возвращалась к Конституции 2004 года, из центра Киева выводились правительственные войска, а выборы президента должны были состояться до конца 2014 года. После этого повестку дня харьковского съезда (который изначально планировался как Северодонецк-2) скорректировали в более мирную сторону. С Банковой в регионы пошла команда: все в порядке, мы обо всем договорились, никто никуда не бежит. Но уже к вечеру, убедившись, что он не контролирует ситуацию в столице и его вот-вот вынесут вперед ногами, Янукович сбежал в Харьков. Где, как уже писал «Репортер», попытался вновь развернуть концепцию на 180 градусов — побудить Юго-Восток к бунту против Майдана. Но, утомленные метаниями лидера, предельно напуганные и деморализованные кровопролитием в Киеве и возможной местью со стороны майдановцев, «регионалы» предпочли, что называется, «спрыгнуть с темы». Вероятно, они полагали, что смогут повторить кульбит 2005 года, когда «донецкие», потерпев немного «репрессии новой власти», затем с ней договорились, подкупили, раскололи и через несколько лет вновь вернулись к управлению страной. Не встретив понимания, Янукович через Донецк сбежал в Крым, а оттуда в Россию.

«Регионалы» все же провели съезд в Харькове. Но на нем звучали лишь крайне осторожные речи. Правда, то ли по ошибке, то ли с каким-то намеком для Киева, была принята заранее заготовленная жесткая резолюция (о которой сейчас стараются не вспоминать). В ней речь шла о непризнании новой киевской власти и установлении собственного контроля над южными и восточными областями. Но на деле сразу же после съезда все его участники побежали договариваться с Киевом. Крым, кстати, не был исключением: уже 23 февраля главк милиции АРК заявил, что подчиняется распоряжениям и. о. министра Внутренних дел Авакова. Ни Константинов, ни тем более премьер-министр республики Могилев уже и не вспоминали об особых правах полуострова. В тот же день от имени фракции Партии регионов в парламенте сделал историческое заявление Александр Ефремов: он назвал Виктора Януковича предателем, дав понять, что «регионалы» признали новую власть. В ночь с 22 на 23 февраля «Репортер» говорил с одним нардепом-«регионалом», ныне объявленным в розыск по обвинению в сепаратизме. «Никакого сопротивления Майдану больше не будет, — грустно сказал он. — Все слились. Я знаю ситуацию изнутри. Никто не хочет рисковать. Даже Янукович сбежал. Теперь у нас у всех одна задача — выжить».

Таким образом, если и были у кого-то планы организовать сопротивление Юго-Востока в случае победы Майдана в Киеве, опираясь на местную элиту (вспомним план опубликованный "новой газетой"), то к 23 февраля они окончательно рухнули.

И именно в этот день в ход событий вмешались силы, куда более мощные, чем Ахметов, Кернес и Добкин. Вечерний Сочи торжественно закрыл Олимпиаду, и вслед за этим МИД РФ официально отозвал посла в Украине для консультаций. Генштаб России объявил крупнейшие военные учения в европейской части страны. А в интернете появился анонс новой российской компьютерной игры «Майдан». Вводные следующие: 2017 год, в Украине идет гражданская война. На страничке велся обратный отсчет времени. Игра должна была стартовать 27 февраля…

Че Гевара прилетает утром

— Сижу я, значит, 24 февраля с послом одной из арабских стран в Москве, — вспоминает известный российский эксперт-международник. — И посол говорит: «Звонил мне сегодня мой знакомый. Принц королевского дома Саудовской Аравии. Сказал: „Обрати внимание на Украину. Путин-то не такой крутой, как мы все думали“».

Все, что произошло в Украине после 21 февраля, было болезненным ударом по президенту России. Судя по его последующим заявлениям, он посчитал себя «кинутым» Западом, который уговорил его и Януковича пойти на компромисс, а потом все переиграл, устроив свержение президента и приход к власти своих людей, чтобы превратить Украину в антироссийский плацдарм.

На это унижение, по логике правителя, надо было как-то ответить. Иначе и в мире, и внутри страны придут к выводу, что «Акела промахнулся». Слабых ведь не любят и не жалеют.

Так как элиты Юго-Востока добровольно вышли из игры, вступать в нее пришлось напрямую России.

Все началось с Севастополя. Недавно Алексей Чалый даже обиженно заявил по этому поводу: «Меня глубоко оскорбляет, когда СМИ пишут, якобы все началось 27 февраля, когда было взято здание Верховного Совета Крыма. Севастопольское восстание 23 февраля остается почти за кадром». Обида Чалого понятна: именно он был главным действующим лицом этих событий. По крайней мере, главным публичным лицом «восстания».

23 февраля в 16:00 в Севастополе у памятника Нахимову возле Графской пристани собрался 20-тысячный митинг. Считается, что он был спонтанным ответом на принятие Верховной Радой тремя часами ранее решения об отмене закона о языковой политике. Но на самом деле подготовка к мероприятию началась за два дня до этого. Неясной до последнего момента оставалась лишь его повестка. Вот как описывает эти дни непосредственный участник тех событий Вячеслав Горелов, на тот момент один из руководящих сотрудников «Тавриды-Электрик», а ныне депутат законодательного собрания Севастополя:

— Почти всю техническую сторону по организации митинга взял на себя брат Алексея Михаил Чалый. Моя задача была в том, чтобы в уведомительном порядке подать документы в Ленинскую районную администрацию. Это был предпраздничный день, в коридорах власти витал запах шампанского и салатов, нарядные женщины поздравляли мужчин, все были слегка подшофе. Разрешение на митинг удалось получить буквально в последние минуты рабочего дня.

Между тем на «конспиративной квартире» в редакции «Форпоста» на столе лежали записи, оставшиеся после недавнего совещания. На одном из листов бумаги было написано: «Че Гевара прилетает утром 23 февраля. Встретить». Че Геварой в штабе в шутку называли Алексея Чалого.

— Около девяти утра мы были в аэропорту, — продолжает Вячеслав Горелов. — По пути в Севастополь Чалый изложил план действий. Он состоял из трех пунктов. Первый: на митинге мы предлагаем севастопольцам избрать его советником мэра Владимира Яцубы, при этом глава города остается на своем посту и продолжает заниматься обеспечением его жизнедеятельности. Пункт второй: мы заручаемся поддержкой севастопольского «Беркута». Пункт третий: мы привлекаем на свою сторону севастопольскую милицию. Но уже через пару часов жизнь внесла свои коррективы: Яцуба на звонки не отвечал, «Беркут» после всего случившегося в Киеве на короткое время оказался деморализован, а милиция пообещала лишь нейтралитет. План рухнул в мгновение ока.

Таким образом, еще за два часа до начала митинга зачинщики «Русской весны» еще сами не знали, что предложить людям, которые на него придут. Идея с избранием Чалого «народным мэром» возникла в последний момент. Ее автор — юрист и общественный деятель Борис Колесников (ныне тоже депутат законодательного собрания Севастополя). Его аргументация звучала так: «Правовое пространство Украины уже настолько разрушено Майданом, что мы также имеем все основания поступать вне правового пространства».

Одна из особенностей Алексея Чалого, которая хорошо известна всем, кто его знает лично, — это полная психологическая несовместимость с публичной политикой. Это такой распространенный тип инженера-интроверта. Он терпеть не может произносить речи и вообще теряется, когда выходит за рамки конкретных, хорошо ему понятных вещей и задач. Поэтому сначала Чалый взял паузу, чтобы обдумать решение. Ходил по коридору, останавливался, вглядывался в лица стоящих рядом людей. На это ушло еще полчаса. Наконец сказал: ««Вы меня прямо как лейтенанта Шмидта… Ладно. Давайте попробуем. Пишите резолюцию».

Организаторы не сомневались, что люди на площади кандидатуру Чалого поддержат. Главной задачей было не допустить на сцену раньше времени еще действующего главу администрации Владимира Яцубу и его людей, чтобы не дать им возможность развернуть сценарий митинга в другую сторону. План был такой: сначала избрание «народного мэра», решение формировать отряды самообороны, дальше — что угодно. Ведущему митинга Игорю Соловьеву пришлось в буквальном смысле физически оборонять микрофон от представителей действующей власти. В результате Яцуба таки выступил, но уже после главной части митинга. Под свист собравшихся он призвал к сохранению единства Украины, но, похоже, больше для проформы. Он не только не предпринял каких-либо мер для реализации своего лозунга, но подал на следующее утро в отставку, фактически признав переход власти к «народному мэру».

Бывший депутат от «Батькивщины» Андрей Сенченко убежден, что более половины участников той акции протеста — «переодетые военнослужащие Черноморского флота, которые потом начали “качать“ горсовет и горадминистрацию Севастополя». Экс-нардеп от Севастополя Вадим Колесниченко такую версию отрицает:

— Это нелепица. Митинг начали готовить за два дня до харьковского съезда и потом еще сдвинули, чтобы все депутаты успели вернуться в Севастополь и выступить. Есть съемки крупным планом. Посмотрите на их лица. Кто там переодет?!

Кстати, именно благодаря Вадиму Колесниченко, как утверждают люди из команды Чалого, им удалось вечером того же дня проникнуть в здания горсовета и горадминистрации.

— Как и следовало предполагать, двери были заперты, — вспоминает Вячеслав Горелов. — Кто-то уже стал пробовать их на прочность, но присутствие Вадима Колесниченко оказалось полезным: депутату Верховной Рады отказать было сложно, охрана пропустила с ним Алексея Чалого и еще несколько человек. Потом эту же операцию мы повторили у здания горгосадминистрации. Там, правда, милиционеры довольно долго суетились и бегали вверх и вниз по лестнице, консультируясь с кем-то, но в здание все же удалось войти без разбитых стекол и выломанных дверей.

На следующий день на площади снова собралась многотысячная толпа. На этот раз для того, чтобы предотвратить арест «народного мэра» людьми из СБУ, а заодно «проконтролировать», чтобы экстренно собранный горсовет утвердил его в должности официально. Тот же Вячеслав Горелов утверждает, что на случай, если депутаты примут «неправильное» решение, был предусмотрен план Б: объявить депутатский корпус низложенным и в срочном порядке провести новые выборы. Но этот вариант рассматривался как крайне нежелательный. В результате горсовет с перевесом всего в один голос «народого мэра» в должности утвердил. А вскоре на сторону новой власти перешел и севастопольский «Беркут», сыгравший немалую роль в последующих событиях.

Сам Чалый в своих интервью неоднократно утверждал, что именно акция в Севастополе побудила Россию вмешаться в ситуацию. Дескать, не будь этих выступлений, и присоединения Крыма не было бы. То есть Кремль как бы шел за настроениями крымчан, а не наоборот. Люди из его команды заговорщицким тоном добавляют, что сразу после победы Евромайдана из России пришел приказ выводить корабли Черноморского флота в открытое море, офицеры прощались со своими семьями. Ходили слухи, что Россия готова уйти из Крыма, а флот в срочном порядке перебазировать в Новороссийск.

По другим данным, окончательное решение о том, что «начинаем работу по Крыму», было принято в Москве 23 февраля без привязки к событиям в Севастополе, хотя нельзя не признать, что акции в этом городе, безусловно, придали всему процессу необходимый драйв и формальное обоснование — необходимость поддержки «восставших соотечественников».

В то же время, как говорят наши источники, 23 февраля у Кремля еще не было четкого плана, что делать с полуостровом. Была пока одна задача — вернуться к доске большой шахматной игры за Украину, от которой Россию, как считали ее руководители, Запад и новая власть в Киеве нагло отодвинули. Конкретная же технология процесса корректировалась по ходу. Хотя уже 23 февраля, судя по всему, Москва готовилась использовать свои вооружённые силы — части российской армии начали перебрасывать поближе к Крыму.

Крымские качели

Хотя на митинге в Севастополе 23 февраля было принято решение действовать синхронно с Крымом, у организаторов севастопольского переворота, похоже, не было никакой уверенности в том, что на остальном полуострове произойдут подобные события. Не случайно вечером 23 февраля на двух главных въездах в город — со стороны Симферополя и Ялты — появились блокпосты с противотанковыми ежами. Установлены они были ровно на тех площадках, на которых располагались КПП еще в советские времена, когда Севастополь был закрытым городом.

В Симферополе тем временем качели действительно качнулись в другую сторону. Крымско-татарский Меджлис как наиболее организованная структура полуострова взял инициативу в свои руки: в то же воскресенье, 23 февраля, он собрал пятитысячный митинг. Его резолюция была фактическим ультиматумом крымской элите: она требовала привлечения руководства АРК к уголовной ответственности за сепаратизм, отмены действовавшей на тот момент Конституции Крыма, ликвидации территориальной автономии полуострова и замены ее национально-территориальной автономией с гарантированным представительством крымских татар во власти. Кроме того, в своем выступлении лидер Меджлиса Рефат Чубаров в ультимативной форме потребовал от властей снести памятник Ленину в крымской столице: «Горсовет Симферополя должен в течение десяти дней освободить эту площадь (площадь Ленина рядом со зданием парламента АРК. — «Репортер») от памятника».

Позднее даже киевские политики признавали, что столь жесткая позиция Меджлиса в те дни не способствовала повышению лояльности полуострова к новой власти. Своеобразным оправданием для Меджлиса может служить тот факт, что в те дни практически во всех городах Юго-Востока представители Майдана на волне эйфории от победы действовали подобным образом. И это имело эффект: представители местных властей старались вести себя тише воды, ниже травы.

Не был исключением и Симферополь, где «проповедник сепаратизма» Константинов ушел в тень, а на первый план вышел премьер АРК Анатолий Могилев — эмиссар Януковича, чуждый крымской элите не меньше, чем Майдану. Вечером 23 февраля он выступил с обращением, по духу очень напоминавшим обращение Леонида Кравчука во время путча 19 августа 1991 года: не давая оценки произошедшим в Киеве событиям и не поддерживая какие-либо политические шаги любой из сторон, премьер АРК призвал крымчан «соблюдать спокойствие и выдержку».


Продолжение см. ЗДЕСЬ.



К меню блога

Tags: крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments