mrpumlin4 (mrpumlin4) wrote,
mrpumlin4
mrpumlin4

Как убивали Сталина - 1

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Из книги Николая Алексеевича Добрюха "Как убивали Сталина"


О состоянии здоровья и поведении Сталина в последние месяцы жизни (по воспоминаниям)
Сын Берии Серго: «Я видел Сталина в декабре 1952 года, в тот момент он выглядел бодро… Однако в январе 1953 года на вечере, посвященном памяти Владимира Ильича Ленина и проходившем в Большом театре, Сталин отсутствовал — это был исключительный случай… Мой отец сказал, что Сталин болен… Мать сказала, что у него началось учащенное сердцебиение в тот момент, когда он садился в машину. Я увидел его спустя несколько дней, и эта встреча была последней. Он вызвал меня к себе, чтобы поговорить со мной об орденах, которыми он собирался наградить инженеров, занимавшихся системой противовоздушной обороны, построенной вокруг Москвы. Вопреки обыкновению он встретил меня, лежа на диване. Его привычная подвижность была утрачена…»

Дочь Сталина Светлана: «Мы увиделись и немножко были опять вместе лишь… летом 1951 года, когда он поехал отдыхать в Грузию, в Боржоми, и вызвал меня туда. <…> Ему было уже 72 года, но он очень бодро ходил своей стремительной походкой по парку, а за ним, отдуваясь, ковыляли толстые генералы охраны.

[Читать дальше...]
<…> После возвращения из Грузии я видела отца всего два раза… в годовщину Октября осенью 1952 года… И потом я была у него 21 декабря 1952 года, в день, когда ему исполнилось 73 года. Тогда я и видела его в последний раз.

Странно — отец не курит. Странно — у него красный цвет лица, хотя он обычно всегда был бледен (очевидно, было уже сильно повышенное давление). Но он, как всегда, пьет маленькими глотками грузинское вино — слабое, легкое, ароматное.
Он плохо выглядел в тот день. По-видимому, он чувствовал признаки болезни, может быть, гипертонии, — так как неожиданно бросил курить, и очень гордился этим — курил он, наверное, не меньше пятидесяти лет. Очевидно, он ощущал повышенное давление, но врачей не было. Виноградов был арестован, а больше он никому не доверял и никого не подпускал к себе близко. Он принимал сам какие-то пилюли, капал в стакан с водой несколько капель йода, — откуда-то брал он сам эти фельдшерские рецепты; но он сам же делал недопустимое: через два месяца, за сутки до удара, он был в бане… и парился там, по своей старой сибирской привычке. Ни один врач не разрешил бы этого, но врачей не было…

<…> Молотов был фактически не у дел, и его даже в дни болезни отца не позвали».
Рассказ Хрущева: «…я уже видел, что Сталин тяготился Берией, и не только тяготился, а мне казалось, что были периоды, когда Сталин боялся Берию. На эти мысли наталкивал такой инцидент. <…> Как-то мы сидели у Сталина, и вдруг Сталин смотрит на Берию и говорит: «Почему сейчас окружение у меня оказалось все грузинское? Откуда оно взялось?»

Берия говорит Сталину: «Это верные вам, преданные люди».

— Почему грузины мне верны и преданны, а русские что, не преданны и не верны, что ли? Убрать!
Тут, как говорится, как рукой сняло этих людей. Сразу их убрали. Берия ходил как побитый.
Я тогда подумал… что Сталин просто боится Берию, потому что Берия способен через своих людей сделать со Сталиным то, что он делал с другими по поручению Сталина: уничтожал, травил и прочее. И поэтому Сталин, видимо (если за Сталина рассуждать), справедливо считал, что раз Берия способен сделать это, и сделать чисто с другими, то почему это он не может сделать и со мною, то есть со Сталиным? (Выходит, вопреки мнению большинства историков, не зря у Сталина была такая чрезвычайная подозрительность? — НАД.) Поэтому надо убрать окружение, через которое он имел доступ и к кухне, и прочее. Он их и убрал.

…Сталин не понимал, потому что стар был, что тогдашний нарком госбезопасности Абакумов докладывал ему уже после того, как он эти же вопросы докладывал Берии и получал указания, как докладывать Сталину. Сталин думал, что он свежего молодого человека выдвинул и что тот теперь делает то, что Сталин говорит. А этого не было на самом деле. Вот так».

Из разговоров Феликса Чуева с Молотовым:

«Молотов: …Сталина я видел за четыре-пять недель до его смерти. Он был вполне здоров.

Чуев: …Сталин перестал доверять Берии.

Молотов: Я думаю, да. Он знал, что Берия пойдет на любое, чтобы себя спасти. Тот же Берия подбирал охрану фактически, а Сталин выбирал из того, что ему давали, думал, что сам все это делает. А Берия подсовывал.

Чуев: Могло быть, что они (Берия и Маленков, — НАД.) отравили Сталина, когда выпивали с ним в последний день перед болезнью?

Молотов: Могло быть. Могло быть. Берия и Маленков были тесно связаны. Хрущев примыкал к ним и имел свои цели. Он всех перехитрил!

…Когда Сталин заболел, меня вызвали. Я приехал на дачу. Там были члены Бюро… Командовал Берия.
Сталин лежал на диване. Глаза закрыты. Иногда он открывал их и пытался что-то говорить, но сознание к нему так и не вернулось. Когда он пытался говорить, к нему подбегал Берия и целовал его руку.

Чуев: Не отравили ли Сталина?

Молотов: Возможно. Но кто сейчас это докажет? <…> Вот когда он умер, тут все и началось. (Это не так! Ради чего и воспроизводится вся эта история в документах и воспоминаниях современников. — НАД.)

Чуев: Говорят, его убил сам Берия?

Молотов: Зачем же Берия? Мог чекист или врач. Когда он умирал, были моменты, когда он приходил в сознание. Было — корчило его, разные такие моменты были. Казалось, что начинает приходить в себя. Вот тогда Берия держался Сталина! У-у! Готов был…

Не исключаю, что он приложил руку к его смерти. Из того, что он мне говорил, да и я чувствовал… На трибуне Мавзолея 1 мая 1953 года делал такие намеки… Хотел, видимо, сочувствие мое вызвать. Сказал: «Я его убрал». Вроде посодействовал мне. Он, конечно, хотел сделать мое отношение более благоприятным: «Я вас всех спас!» Хрущев едва ли помог. Он мог догадываться. А возможно… Они все-таки близко. Маленков больше знает. Больше, больше. (Знал, но молчал. Даже с сыном до последней своей минуты не захотел откровенничать на эту тему. — НАД.) <…> Перед смертью Сталин поднял руку. Поднять-то поднял, но…»

Константин Симонов (взгляд со стороны): «После смерти Сталина Берия хотел приобрести дополнительную популярность, показав себя… человеком, не случайно отодвинутым несколько в сторону в последние месяцы жизни Сталина, человеком, которому Сталин не доверял или перестал доверять…»

Что бы и кто ни говорил, но теперь тайна смерти Сталина раскрыта. В бывшем кремлевском архиве мною обнаружены документы, свидетельствующие о его отравлении!!!

Здоровье перед смертью (по документам)

Все разговоры о том, что случившееся кровоизлияние в мозг и быстрая кончина Сталина явились следствием его плохого здоровья, особенно в последние годы жизни, полностью опровергаются обнаруженными мною обстоятельными медицинскими обследованиями его организма на протяжении более, чем 30 лет. Эти данные опровергают и те заявления, согласно которым Сталин настолько сомневался в надежности врачей, что боялся даже обследоваться и тем более лечиться, нередко прибегая из-за этого к самолечению. Наоборот. Из-за любого недомогания к нему тут же вызывались врачи и устанавливали многодневное, а порою и ежесуточное наблюдение за общим состоянием организма.

Привожу доказательства. Сталину 68 лет. Обследование перед курортными процедурами в Мацесте 16.09.1947 г. Выписка из медицинского документа: «Диагноз: основной — гипертония в начальной стадии; сопутствующий — хрон.(ический) суставной ревм.(атизм), переутомл.(ение). Пульс 74 в 1 мин. Арт.(ериальное) давл.(ение) 145/85. Леч.(ащий) врач Кириллов».

Чтобы в полной мере оценить эти сталинские показатели здоровья, читатель может пойти в больницу и, сравнив со своими собственными, убедиться, что у подавляющего числа людей в возрасте от 40 до 60 лет давление 135 на 85 считается нормальным, а у тех, кому (как тогда Сталину) за 60, отвечают норме и гораздо более высокие цифры 150 на 90.

И это до курорта. А после курорта 29.09.47 г. показатели у вождя были уже, как у сорокалетнего, а именно: «Кровяное давление после ванной 135/75. Пульс после ванной 68 в 1 мин., ритм.(ичный). Тоны сердца отчетливы. Суставы не беспокоят. Самочувствие и настроение хорошее. Кириллов».

Чтобы проследить, как складывалось здоровье вождя дальше, достаточно следующих буквально ошеломляющих выписок из его медобследований!

Сталину 71 год. «4.09.50. Пульс до ванной 74 в 1 мин. Кр.(овяное) давл.(ение) 140/80. После ванной пульс 68 в 1 мин., ритм.(ичный) Арт.(ериальное) давл.(ение) 138/75. Тоны сердца стали лучше. Сон удовл.(етворительный). Кишечник регулярно. Общее состояние хорошее. Кириллов».

Сталину 73 года. «09.01.52. Пульс 70, полный, правильный. Кров.(яное) давление 140/80…» И это измерения, сделанные при сильнейшем гриппе с высокой температурой. Вряд ли каждый даже гораздо более молодой и здоровый человек может похвастаться подобными цифрами! Обращает на себя внимание и тот факт, что больше даже о «начальной стадии гипертонии» нигде не говорится!

Вывод: заявления, что «Сталин был серьезно болен, особенно после тяжелейшего напряжения в годы Второй мировой войны», не соответствуют действительности. Кто автор этих заявлений, становится понятным, когда узнаешь время их появления… Они стали раздаваться сразу, как только 4 марта 1953 г. начал печататься бюллетень о состоянии здоровья вождя. В двух из них (вопреки действительному положению, неоднократно отраженному в прижизненных медкартах) официально утверждалось: «В ночь на второе марта у И. В. Сталина произошло кровоизлияние в мозг… на почве гипертонической болезни и атеросклероза». Итак, эти лживые утверждения стали раздаваться сразу, как только к руководству страной пришли Берия и его ставленники Маленков и Хрущев. То, что я не оговорился, назвав Маленкова и Хрущева ставленниками Берии, свидетельствует обнародованный мною ранее секретный Протокол Совместного заседания 5 марта 1953 года Пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР, завершившегося в 20 часов 40 минут, т. е. за 1 час 10 минут до официально объявленной смерти Сталина!!!

Нескрываемое убийство

Подозрения, что Сталину могли давать яд для отравления в несколько заходов, скорее всего, несостоятельны. Конечно, как отмечают специалисты, такие «долгоиграющие яды» накопительного свойства существуют и начинают действовать, когда их накопление достигает критической массы. А до того эти яды способны почти незаметно накапливаться в организме в процессе биоаккумуляции. То есть, поступая в организм безвредными дозами, не обнаруживаемыми традиционным методом анализа, они из организма не выводятся, так как принадлежат к тем инородным веществам, которые организм выводить из себя не способен или почти неспособен, как, скажем, тяжелые металлы.

Обнаруженные документы говорят за то, что против Сталина был использован не «долгоиграющий», а сравнительно «быстрый яд». Скорость его действия зависела от форм применения и употребленных доз. Отравление состоялось с 28 февраля на 1 марта 1953 года, т. е. с субботы на воскресенье, когда по заведенному в России обычаю основные медицинские силы отдыхают и, стало быть, кого нужно, сразу не найдешь! Значит, с самого начала в этом отравлении отчетливо просматривается основательно продуманная заданность на случай, если яд не окажет мгновенного действия, что и имело место, если придерживаться официальных сообщений.

Впрочем, как я уже неоднократно сообщал в СМИ, вначале мог быть мгновенно отравлен сам Сталин, и только потом — его двойник… но с таким расчетом, чтобы действовавший яд давал время спокойно разделить власть! Вместе с тем есть документальные свидетельства, что такое затянувшееся отравление в планы Берии не входило. И он сильно перенервничал. Зато потом, «когда все было кончено» (как вспоминали многие, в том числе и дочь Сталина), не мог «скрыть своего торжества». А перед этим с его стороны наблюдалась какая-то суета, нашедшая отражение в подконтрольных тогда только ему средствах массовой информации, в виде следующего ложного Правительственного сообщения от 4 марта 1953 года: «В ночь на 2-е марта у товарища Сталина, когда он находился в Москве в своей квартире, произошло кровоизлияние в мозг…» Зачем Берии понадобилось такое вранье, до сих пор непонятно! Что изменилось бы в восприятии общества, сообщи он правду, что произошло это на даче, или не сообщай вообще, где это случилось?! Явно Берии это было зачем-то нужно! Но зачем? Неужели затем, чтобы разыграть роль двойника, когда настоящий Сталин сразу умер на даче, а предполагаемый двойник срочно «заболел» в Кремле, откуда его в течение ночи с 1-го на 2-е марта и доставили на дачу для подмены быстро скончавшегося Хозяина?!

К сожалению, сколько я не допытывался у нынешних ответственных лиц и у бывших охранников вождя, — был ли журнал, регистрировавший въезд и выезд приезжавших на дачу? — никто почему-то не хотел даже обсуждать эту тему. Говорили: либо «не знаю», либо вообще отвергали существование тогда подобной формы учета на даче Сталина.

Это очень странно, потому что даже сейчас, через 50 с лишним лет, когда Хозяина на даче давно нет, охрана на въезде и то фиксирует в спецжурнале даже тех, кто просто обращается на пропускную. Исходя из своего огромного опыта, не могу поверить, чтобы в те сверхстрогие времена было иначе. Если же журналов регистрации все-таки не было, то получается, что могли привозить туда и увозить, кого угодно. Впрочем, даже при наличии журнала и требований обстоятельного контроля по отношению ко всем без исключения, машину Берии вряд ли тщательно да и вообще проверяли… (Когда я читал это исследование бывшему Председателю КГБ В. А. Крючкову, он сказал, что такой журнал наверняка был!!!)
Короче говоря, с этим отравлением у Берии что-то чуть не сорвалось. Недаром же, когда со Сталиным (в том числе и с возможным его двойником) все бьио кончено, Берия вскоре арестовал Майрановского Григория Моисеевича — начальника находившейся в Варсонофьевском переулке (это недалеко от Лубянки)… лаборатории ядов для тайных убийств. И тот потом еще долго оправдывался из тюрьмы в письменной форме в адрес Берии, дескать, виновен, что сила моих ядов оказалась не такой, как рекламировал. При этом обещал положение исправить!!!Так он оправдывался, пока его не приговорили… Оправдывался перед Лаврентием Павловичем, не зная, что того уже самого давно арестовали и… Выглядело это так.
Из писем Майрановского Берии: «Я обращаюсь к Вашему великодушию: простите совершенные мною преступные ошибки. <…> У меня есть предложения по использованию некоторых новых веществ: как ряда снотворного, так и смертельного действия — в осуществление этой вполне правильной Вашей установки, данной мне, что наша техника применения наших средств в пищевых продуктах и напитках устарела, и что необходимо искать новые пути воздействия через вдыхаемый воздух…» 21 апреля и 17 июля 1953 года.

Способы отравлений видны из допроса Майрановского 23 сентября: «Мы яды давали через пищу, различные напитки, вводили яды при помощи уколов шприцем, тростью, ручкой и других колющих, специально оборудованных предметов. Также вводили яды через кожу, обрызгивая и поливая ее…»

Из письма офицера по особым поручениям Сталина мне стало известно, что вождя собирались умертвить именно одним из этих способов и, скорее всего, последним, т. е. через смачивание кожи путем ее полива или обрызгивания. Эта процедура по подслушанному им плану Берии носила название «Операция «Гамлет».

Ещё известно следующее. Старый чекист Наум Эйтингон свидетельствовал, что однажды «присутствовал при производстве опытов в лаборатории Майрановского» и наблюдал «впрыскивание четырем подопытным жертвам яда кукарина. Яд действовал почти моментально…»

…Да! После отравления вождя Берия, судя по его приказу сталинской охране («Никому ничего о болезни товарища Сталина не говорить!»), заметно нервничал. Что-то пошло не так, как он планировал. И все-таки операция «Гамлет» (пусть и в сильно измененном виде) в конце концов состоялась!

А то, что Лаврентий Павлович готовился к «войне против Сталина» не отрицает даже его сын Серго. Вот как он вспоминает об этом, предварительно утверждая, что отец знал, что Сталин готовит его арест: «В 1952 году, — говорит сын, — мой отец уже понимал, что терять ему нечего… Мой отец не был ни трусом, ни бараном, послушно идущим на бойню. Я не исключаю, что он мог что-то замышлять… Для этого в органах у него всегда были свои люди… Кроме того, у него была своя разведывательная служба, которая не зависела ни от какой существующей структуры!»

Есть и другое свидетельство о причастности Берии к убийству Сталина. И хотя у меня оно вызывает сомнения, потому что исходит от живущего на Западе собирателя сплетен Романа Бракмана, для полноты информационной картины считаю необходимым привести и его. Это своеобразное свидетельство получено Бракманом от Нугзара Шария — заслуженного артиста Грузинской ССР, якобы являвшегося сотрудником грузинской редакции радио «Свобода» в Мюнхене. По словам Бракмана, Нугзар Шария своими ушами слышал от своего дяди Петра Шария, бывшего помощника Берии, как «в кругу своих людей, освобожденных им из тюрьмы мингрельских генералов, Берия хвастался, что отравил Сталина и спас их от верной смерти, а всех мингрелов от высылки».

Что бы конкретно не планировалось, но, исходя из признаний Майрановского на допросе и воспоминаний сталинских охранников, выходит, что, скорее всего, Сталин отравился сразу, как только выпил минералку. Об этом свидетельствует тот факт (а может быть, версия?), что его нашли лежащим у стола, на котором стояла бутылка минеральной воды и стакан, из которого он пил. А поскольку яд действовал «почти моментально», выпив, Сталин тут же упал… по одним данным замертво, по другим — потеряв сознание, во всяком случае — дар речи потерял точно! Тут его якобы и увидала дачная обслуга, взломав двери в покои Хозяина после длительных согласований в верхах…

Начав обсуждение темы отравленной минералки, самое время сказать насчет одной весьма загадочной улики, которая случайно попалась мне на глаза, и которую я называю «Историей о трех бутылках минеральной воды». Дело в том, что, работая с архивами, я обнаружил, как 8 ноября 1953 года музею Ленина из Санитарного управления Кремля решили передать для музея Сталина «медикаменты и три бутылки из-под минеральных вод», но отчего-то по не указанным причинам 9 ноября передали лишь «2 бутылки (одна из-под нарзана, другая из-под боржоми)». Возникают вопросы: «Почему не передана третья бутылка, где она находится, и какой она могла бы дать анализ, если верить версии, что «Сталина нашли лежащим у стола, на котором стояли стакан и открытая бутылка минеральной воды (по одним данным — боржоми, по другим — нарзан)»???» Впрочем, яд мог быть и… не в воде, а на дне и на стенках стакана, который легко мог подложить сам Берия, убрав прежний стакан, что называется, с глаз долой…

То, что Сталин был отравлен, свидетельствуют документы, обстоятельно приводимые ниже. Здесь же меня интересует: каким именно образом это было сделано? И тут я должен сказать, что очень сомневаюсь, чтобы у Сталина (на всякий случай!) не было потайного хода прямо из его комнат за пределы дома?! Тогда бы могло найти подтверждение и предположение о проникновении (говоря современным языком) киллера в его покои, чтобы осуществить операцию «Гамлет» в чисто шекспировской версии, когда вождь спал… Эту версию тоже не мешало бы проверить! Ведь нашли же в 90-е годы во время ремонта под его кремлевским кабинетом тайный лаз…

Секретные записи врачей, лечивших последнюю болезнь Сталина

Среди этих записей главное место занимают журнал, отражавший сутки за сутками развитие событий, и, разумеется, Акт патологоанатомов.

Журнал врачей во многом сводит на нет все без исключения мемуары и самые серьезные исследования о последней болезни и смерти Сталина. Хрущев и С. Аллилуева, Волкогонов и Радзинский, сын Маленкова Андрей и сын Берии Серго, другие известные и неизвестные авторы вместо изложения фактов писали сочинения… по памяти или с чьих-то слов. Каюсь. К ним какое-то время принадлежал и я. И вот теперь этот журнал, регистрировавший происходившее со 2-го по 5 марта 1953 г., совершает переворот во всех главных представлениях о том, что случилось тогда.

Я старался выбрать самые важные места из той кипы секретных бумаг, в которую по указанию властвовавшего тогда министра МВД Берии было свалено все, что писалось в те страшные часы. Особую важность представляют исчерканные «медицинские черновики», на основе которых тут же составлялись чистовые записи. Но даже в них легко просматриваются сомнения и опасения лечивших врачей в связи с тем, что они наблюдали. Многое врачи не знали как(?), а скорее всего, просто боялись правильно объяснять и… объясняли так, чтобы потом, если что, можно было… выкрутиться! У них было явное желание не упустить из виду ничего, дабы потом их не обвинили, дескать, вы не заметили то, что видели все, и якобы поэтому поставили неверный диагноз… и назначили неправильное лечение!

Прежде чем цитировать журнал, обобщенно представлю записи, которые отмечают признаки отравления Сталина и подтверждают то, что в конце журнала выявят анализы. Судя по всему, врачи, лечившие вождя, наблюдая значительное повышение температуры тела, дерганья конечностей, судороги, дрожания головы, расстройства дыхания и прочее, понимали, что имеет место… отравление!!! Поэтому среди лечебных назначений есть почти все, что применяется при поражении токсическими ядами, а именно: холодный компресс (пузырь со льдом) на голову, сладкий чай с лимоном, очистка желудка серно-кислой магнезией и т. д. Усердствуя, врачи заметно опасались и… переусердствовать по той простой причине, что такое поведение диктовалось им каким-то подозрительно двойственным отношением Берии к предлагаемым медицинским процедурам… Врач Чеснокова вспоминала: «Реаниматолога Неговского и меня с аппаратурой для реанимации привезли на дачу Сталина 2 марта. Когда мы расставляли аппаратуру, Берия громко и властно сказал: «Так… Сейчас вы будете рассказывать, что с собой привезли, что собираетесь делать, а я вас буду внимательно слушать…» Ну какое после таких слов могло быть лечение?! Говорил бы это профессионал дилетантам, а то ведь — наоборот…

После такой предварительной подготовки можно приступать к чтению записей медиков о последней болезни и смерти Сталина.

Журнал врачей

<…> При осмотре в 7 часов утра — больной лежит на диване на спине, голова повернута влево, глаза закрыты, умеренная гиперемия лица, было непроизвольное мочеиспускание (одежда промочена мочой). <…> Дыхание не расстроено. Пульс 78 в минуту с редкими выпадениями. Тоны сердца глуховаты. Кровяное давление 190/110 <…> Живот мягкий, печень выходит из-под реберного края по среднеключичной линии на 3–4 см. В области правого локтевого сустава — следы ушиба (экскориация и небольшая припухлость). Больной в бессознательном состоянии. <…> Менингиальных симптомов нет. <…> Состояние больного крайне тяжелое. (К этим данным из записи профессора Лукомского можно добавить, что «был обнаружен полный паралич обеих правых конечностей. <…> При поднимании век глазные яблоки уходили то вправо, то влево. <…> В левых конечностях временами появлялось двигательное беспокойство. <…> Во избежание аспирации решено было снять зубные протезы…» — НАД.)

2 марта 1953 года

7.00 АД 190/110, пульс 86 в мин., дыхание 30 в 1 м. (Расхождения при измерении пульса, — 78 и 86, — можно объяснить либо более ранним замером, либо подсчетом пульса на разных руках, либо обычной ошибкой. — НАД.)
10.00 <…> Положен лед на голову.
11.00 Более выраженные двигательные беспокойства, левой рукой отталкивал пузырь со льдом.
12.45 <…> Температура 37,1. В. Иванов.
13.30 <…> Места от пиявок до сих пор понемногу кровоточат (В 9 час. было поставлено 8 пиявок за уши.) Лукомский.
15.00 <…> Дополнительно поставлены 4 пиявки на левый сосцевидный отросток. В. Иванов.
16.00 <…> В 4-м часу дня проглотил 3 чайных ложки чая без поперхивания. Паралич правых руки и ноги остается. <…> Состояние больного по сравнению с состоянием в 7 час. утра стало еще более тяжелым… Третьяков, Куперин, Лукомский, Ткачев, Глазунов, В. Иванов.
18.30 Лед на голову пока отменен. <…> Начали давать пер. ос (непонятное сокращение слов, — НАД.) сладкий чай с лимоном. Больной получил 4 чайных ложки. Температура тела в правой подмышечной ямке 37,4°, а слева 37,6°. В. Иванов. (Создается впечатление, что моментами врачи одновременно пытались лечить и от отравления, и от его последствий, выразившихся в нарушении кровообращения и инсульте; но, конечно, не говоря об отравлении ни слова. То есть — имели его в виду, как нечто, само собою разумеющееся при отмеченных признаках. — НАД.)
22.45 Состояние тяжелое, больной открыл глаза и пытался разговаривать с т. т. Маленковым Г. М. и Берия Л. П. <…> Больной сильно потеет. Температура 38°.

3 марта 1953 года

7.10 Больной беспокоен, — после перемены подушек и питья воды с лимонным соком и глюкозой — стал несколько спокойнее.
10 час. 30 мин. Консилиум (Третьяков, Куперин, Коновалов, Мясников, Ткачев, Глазунов, Тареев, Филимонов, Лукомский, Иванов-Незнамов). <…> По сравнению с последним консилиумом от 2 марта в 24 часа в состоянии больного произошло значительное ухудшение: угнетение сознания стало более глубоким, усилились нарушения дыхания, деятельность сердца слабеет. Консилиум считает состояние больного угрожающим.
<…> Консилиум считает необходимым всем участникам в настоящее время находиться около больного.
13.30 <…> После дыхания кислородом ритм дыхания становится более правильным и ровным. <…> Временами появляются проблески сознания, пытается что-то сказать, отдельное слово разобрать невозможно. Голову на подушке держит, глаза временами открывает, взглядом не фиксирует, при усилении дыхательных расстройств глазные яблоки производят колебательные движения то в вертикальном, то в горизонтальном направлениях. Зрачки узкие, реакция на свет вялая, правая носогубная складка опущена, язык не высовывает. <…> Временами появляется двигательное беспокойство в левых конечностях (перебирание пальцами в воздухе, застывание поднятой руки, иногда хватательный рефлекс в левой кисти).
19.00 Около 50 минут больной был без кислорода. Наблюдался кратковременный проблеск сознания, реагировал на речь товарищей.
<…> Состояние здоровья тов. Сталина на 24 часа 3 марта… Резко усилились расстройства дыхания, доходя часто до угрожающего состояния — полной остановки дыхания. <…> В последний час консилиум применил, в целях спасения жизни тов. Сталина, медикаментозные средства, намеченные ранее на крайний случай. Несмотря на применение этих средств в состоянии здоровья тов. Сталина улучшения не наступает.

4 марта 1953 года

0.10 <…> В начале первого часа ночи состояние больного стало крайне тяжелым вследствие часто повторяющихся остановок дыхания… Лукомский
(В связи с крайним ухудшением, начиная с полуночи на 4 марта больному стали вводить инъекции кофеина. — НАД.)
6.30 С 3.30 до 6 час. состояние дыхания было несколько лучше, чем в первом часу ночи, хотя периодически отмечались продолжительные паузы, проходившие после надавливания на грудную клетку.
7.35 Дан кислород — синюшность несколько меньше.
8.00 Резкий цианоз лица и конечностей. (Цианоз — посинение и почернение кожи и слизистых оболочек. Почернение с признаками побурения кожи появляется при отравлении некоторыми ядами — анилином, нитробензолом, бертолетовой солью и др., — так как из-за них гемоглобин крови превращается в так называемый метгемоглобин, имеющий темную коричневую окраску. Не исключено, что Сталин был отравлен целым букетом, то есть смесью различных ядов. — НАД.)
14.00 Больной вспотел. <…> Дыхание улучшилось. Явления цианоза губ, лица и кистей рук уменьшились. Больной спокоен.
(Начиная с 15.00 и до 21.00, то есть целых 6 часов дневник врачей почему-то не велся. Делались лишь общие обзорные заметки о состоянии и процедурах. — НАД.)
21.00 <…> Сознание полностью отсутствует. Дыхание с частыми и длительными паузами — до 10 секунд пауза.
22.00 <…> Значительное последовательное кровотечение после пиявок, особенно за правым ухом.
23.00 Прошедший час больной провел сравнительно спокойно, производя в общем впечатление спящего ровным сном <…> Больному было предложено 4 неполных ложечки раствора глюкозы, которые он проглотил путем несколько запоздалых, но отчетливых глотательных движений.


Продолжение ЗДЕСЬ.



На главную страницу блога

Tags: #убийство сталина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments